Файзи Гаскаров-многоликий творец.

Проза.ru
Лада Пихта
Файзи  Адгамович  Гаскаров,  выдающийся  танцор,  балетмейстер,  заслуженный  деятель  искусств  РСФСР и  БАССР,  «отец»  Башкирского  Ансамбля  народного  танца,  родился  21 октября 1912 года.

Его  дочь  Гульнара  вспоминала: «Отец  рассказывал, что  его  нашли  в  стоге сена.  Потом  был  какой-то  приют,  там  ему  дали  имя. Разыскать  этот  приют  не удалось. Снесли, наверно».
Если  Файзи  Адгамович  не  шутил,  то  как  же  мы  должны  быть  благодарны  Провидению  за  то, что  дитя  осталось  жить.

Воспитывался  Файзи   в  детских   домах  Бирска  и  Дорогобужа  Смоленской  области.   В  1924 году  его  направили  на  учёбу   в  Бирский  педагогический  техникум.
Затем,  будучи  учеником  танцевального  ансамбля  башкирского  театра  драмы,  он  параллельно  учился  на  музыкальном  отделении   Башкирского  техникума  искусств.

Танец  завладел  им  настолько,  что  по  рекомендации  режиссёра  Муртазина-Иманского  сирота  решает  ехать  в  Москву,  в  хореографический  техникум  при  Большом  Театре  СССР  по классу  народного  артиста  Игоря Александровича  Моисеева,  где  обучается  с  1928  по  1932  год.

Ветеран  ансамбля  Гаскарова  Хашим  Мустаев,  который  танцевал  вместе  с  Рудольфом  Нуриевым  в  Ленинграде,  пишет: «Гаскаров  дерзнул  обивать  пороги  кабинетов  высших  московских  начальников,  дойдя  до  Надежды Константиновны  Крупской,  и  «вырвать»  согласие  чиновников  на  открытие  национального  отделения  в  Ленинградском  хореографическом  училище  для  детей  Башкирии». 

В  1934  году  Гаскаров  везёт  одарённых  детей,  прошедших  конкурс  (председателем  которого  сам  был),   в  Ленинградское  хореографическое  училище  им. Вагановой,  где  возглавляет  башкирскую  студию.  В  неё  вошли  Зайтуна  Насретдинова,  Халяф  Сафиуллин,  Фаузи  Саттаров,  Майя  Тагирова  и  другие.  Сам  он  берёт  там  уроки  классического  танца.

 Игорь  Моисеев  оценил  талант  своего  незаурядного  ученика,  и  в 1937 году  Файзи  становится  солистом  Государственного  ансамбля  народного  танца  СССР  под  руководством   Моисеева,  а  позже  его  ассистентом. 
С  38 г. он  балетмейстер.

Сокровенной  мечтой  Файзи  Адгамовича  было  создание  народного  башкирского  танцевального  коллектива.  Моисеев  одобрил  это  стремление  и  посоветовал  изучать  быт,  обряды  и  танцы  в  глухих,  чисто  башкирских  деревнях,  и  при  этом  большое  внимание  уделять  народной  музыке.

Уже  в  поезде,  по  дороге  домой,  Гаскаров  придумывает  сценарии  будущих  танцев.
В  республике  он добивается  организации  этнографической  экспедиции  по  деревням.  Целью  был  поиск  талантливой  молодёжи  для  танцевальной  группы  и  материала  для  создания  танцев.    

11 марта 1939 г. ученик  Игоря  Моисеева -  Файзи  Гаскаров  становится  художественным  руководителем  ансамбля  танца  в  Уфе  и  остаётся  им  по  1970 год (с перерывами).
Направление  развития  коллектива  ясно – народные  танцы. 
Писатель Алла Докучаева  в  книге  об ансамбле «Созвездие  талантов»  рассказывает  в  частности  о  Хазине  Магазовой - одной  из  первых   солисток,  которая  появилась  в  коллективе Файзи Гаскарова  именно  тогда,  в 1939  году,  когда  он  только  создавался.
Любознательная  Хазина  пришла  на  просмотр претендентов  в танцевальный ансамбль,    чтоб  только  посмотреть, как происходит отбор и кто такой Гаскаров.  Но  этот  человек  с  пронзительным  взглядом  сразу  заметил  ее  и,  задав  несколько  вопросов,  предложил  повторить  ряд  замысловатых  движений.  Она легко повторила, и тогда  Гаскаров произнес фразу, коренным образом изменившую судьбу девушки: «У  Вас  явные  танцевальные  способности.  Поступайте  к  нам  в  ансамбль!»
Впоследствии  Файзи  Гаскаров  вспоминал, что  в  ее  лице  обрел  не  только  отличную танцовщицу,  но  и  хорошую  помощницу. Она  поначалу  лишь  познавала  особенности народного  национального  танца,  повторяя  за  Гаскаровым  все  приемы и  жесты. Однако  уже  тогда  удивительная  способность  к импровизации,   врожденное  изящество  выдавали  в ней  особый  талант.  А  молодой  руководитель поставил  для  нее  сольный  танец  «Муглифа».
Успех  «Муглифы»  был  огромный.  Затем  Гаскаров  поставил  для  Магазовой  парные  танцы  «Игра  с  платком» и  «Дружба».  Хазина и  Ирек  Ибрагимов  так  азартно поиграли  с платком,  что  прошли  в  финал  Всесоюзного  конкурса  артистов  эстрады.
В 1940 г. коллектив  становится   Башкирским  Государственным  ансамблем  народного   танца.
На  лето  1941  года  намечалась  Декада  башкирского  искусства  в  Москве.  Для  неё   Гаскаров  решил  сольную  «Муглифу»  видоизменить  в  массовый  танец  под  названием  «Зарифа».  Для  этого  по районам  республики  отобрали  сорок  молодых танцоров  из  самодеятельности.  Новый  номер  стал  настоящим  шедевром национального  искусства,  и  Хазина  солировала  в  нем,  зажигая  своим  темпераментом остальных  участников. Горячий  прием  у  зрителей  вдохновил  руководителя  ансамбля на  создание  нового  коллективного  танца,  где  опять  выразительницей  идеи  стала солистка  Магазова.  Гаскаров  даже  считал  ее  соавтором  «Гульназиры», ставшей  вместе  с  «Зарифой»   визитной  карточкой  коллектива  на  долгие  годы.
А  когда  разразилась  война,  башкирская  концертная  бригада,  в  которую  входила  и Хазина  Магазова,  выступала  с  концертами  в  воинских  частях,  в  госпиталях,  перед Башкирской  кавалерийской  дивизией,  на Сталинградском фронте,  исколесила весь Юго-Западный фронт.
В домашнем архиве артистки свято хранились пожелтевшие от времени   благодарственные отзывы из воинских частей. Их подписывали Герой Советского Союза Тагир  Кусимов,  гвардии  майор  Зайцев. Теперь эти документы переданы в музей ансамбля  имени  Файзи  Гаскарова.
В  послевоенные  годы Хазина  Нурмухаметовна,  как  верная  помощница  Гаскарова,  упорно  работала  с  женским  составом  ансамбля, сама  еще  молодая,  набиралась педагогического опыта, который  впоследствии  сполна  пригодился  ей  как  наставнице.
Назначенная  на  1941 год  Декада  башкирского  искусства  в  Москве  состоялась  лишь 14 лет  спустя.  К  этому  времени  Хазина  Магазова  была  настоящей  звездой  ансамбля, народной  артисткой  БАССР,  дважды  награжденной  орденом   «Знак Почёта».
В каких бы гастрольных поездках ни бывал ансамбль – во Вьетнаме, в Средней Азии и Казахстане, на Урале и в Поволжье, везде, памятуя уроки Файзи Адгамовича, его верная ученица изучала новые танцы и потом включала их в свой репертуар: индийский, узбекский, бурятский
 
 В  1957-1958 г. Файзи  Адгамович  Гаскаров  руководил  балетной  труппой  Башкирского  Театра  Оперы  и  Балета.  

По  словам  дочери  Гаскарова,   «отец  дружил  с  первой  балетной  парой  республики – Халяфом Сафиуллиным  и  Зайтуной  Насретдиновой,  которых  опекал  всю  жизнь.  Свой первый  балет  «Журавлиная  Песнь» (автор  либретто)  он посвятил  этой  замечательной  паре»,  нашёл  композитора  Л. Степанова,  и  получился  шедевр – эмблема  башкирского  искусства.  Журавль – символ  свободолюбия и патриотизма  у башкир.  В  балетном  спектакле  «Зюгра» (1947 г.) Гаскаров - автор либретто  и  хореографии. Балет  «Северные  амуры» композитора  Ахметова М.Х. также  сделан  по  либретто  Гаскарова. 

«Отец  притягивал  к  себе  неординарных  людей, будучи  сам  человеком  талантливым.
С  композитором  Александром  Ключарёвым  их  связывала  долгая  дружба.
Танцы  получались  гениальные,  так  как  хореография  и  музыка  идеально  совпадали».
В каждом танце – образ, трагический, комический, бытовой. Таким образом, танец вырастает до уровня поэмы.

Профессор  кафедры  режиссуры  факультета  культуры и  искусства  Омского гос.университета  имени Ф. М. Достоевского   Борис  Яковлевич  Торик – бас  и  художник Башкирского театра оперы и балета,  а  в  1993-1995 г.г. – главный  художник,  многие  годы друживший с  Гаскаровым,   вспоминает:

«Ансамбль  свой  он  вообще  по  крупицам  собирал,  из  народных  самородков,  никаких  училищ  они  не  кончали, и,  когда  им  на  смену  пришли  обученные  танцоры  с  позициями  в  ногах  и  поставленными  руками,  что-то  неповторимо  самобытное  улетучилось.

Гаскарова  просто  боготворили  в  Казани,  где  ему  случалось  работать,  его  именем  там  делалось  всё,  беспрепятственно.  В  те  времена  сняли  фильм  о  Файзи  и  его  ансамбле – «Крылья  души»,  где  сам  И.Моисеев  говорит  о  нём  замечательные  слова».

Гаскаров  впервые  увидел  Торика  в  «Фаусте»  в  роли  Мефистофеля.  Оказалось,  что  так  заинтересовавший  его костюм  придумал  сам  певец.  А  Файзи  как  раз  вынашивал  замысел  «Северных  амуров». Он  предложил  Торику  одеть  башкирские  танцы. Знаменитые  шапки  с  красным  конусом!  Долго  спорили  о  ткани,  цвете,  пока  Торик  не  придумал  продёрнуть  чёрные  шнуры  по  красному  фону.
«Я  обрадовался.  Таких  шапок  никогда  не  было,  но  они  прижились,  потому  что  в  них  есть  и  стиль,  и реалистичность», - говорил  Гаскаров.

Торик:  «Над  «Северными  амурами»  мы  работали  целый  год,  искали  этот силуэт, который  теперь  стал  христоматийным: летящая  мужская  фигура,  увенчанная  пышными  мехами, с ярким  развевающимся  зеляном  за  плечами.

Известный  художник  Мухаммед  Арсланов  возмущался: «Не  было  у  башкир  таких  шапок  с  хвостами!».  Но  искусство – это  не  краеведческий  музей,  главное – создать  национальный  характер.  Ведь  неспроста  этот  условный  тип  джигита  так  всем  полюбился,  что  с  тех  пор  кураисты, певцы,  не  говоря  уже  о  танцорах,  выходят  на  сцену  в  этих  шапках и зелянах,  накинутых  на  плечи,  как  чапаевская  бурка,  по-гаскаровски».
Заслуженный  деятель  Башкортостана  Борис Торик  более 20 лет  создавал  костюмы  для  ансамбля.

Поставленные  Гаскаровым  танцы  вошли  в  золотой  фонд  репертуара  ансамбля.

Это:   «Гульназира», «Зарифа», «Загида»  (которые  принесли  коллективу  первые  победы  на  Всесоюзных  и  международных конкурсах  и  фестивалях,  золотые  и  серебряные  медали),
 лирический  танцевальный дуэт «Дружба» (солист  Хисбулла  Зубайдуллин, солистки – Равиля  Хазиева, Лидия  Нагаева ),

«Три брата» (старший - Закир Исмагилов,  средний - Мухамет Идрисов,  младший - Анвар Фахрутдинов) – о преемственности  поколений,

«Баик» (Мухамет  Идрисов),  (Баик – мужское имя, танцор изображает  то ловкого юношу, то  наездника, то старика),

«Свидание  у  ручья», «Проказницы» (с  зажигательной  Фаей  Гареевой) – юмористическая  композиция,

старинный  «Танец  охотника» - в народе  «Перовский» (Хисбулла  Зубайдуллин),

танец-легенда  «Семь  девушек» ( в старинном предании рассказывается о 7 башкирских красавицах, которые не отличаются друг от друга, так схожи они лицом, станом, характером. Танцуют плавно, сдержанно, с гордо поднятой головой и опущенным взором.
Они  спасают  свою  подругу  от  старика-жениха  и  готовы  утопиться),
«Подарок» (А. Фахрутдинов, Л.Нагаева), 

«Жених» (жених - Х. Зубайдуллин ,  гармонист – Рим  Бакиров, невеста  - Зилара Аюпова, Лидия  Нагаева),

пакистанский танец  «Три  грации» (Зилара  Аюпова, Лидия  Нагаева, Эльза Урманова).

Индийский  «Танец  в стиле  манипури», африканский, вьетнамский, лаосский, корейский  исполняла  Лидия  Нагаева.

Специально  для  блистательной  Екатерины  Варламовой  был создан танец  «Влюблённые строители»,  она  исполняла  незабываемый  «Танец павлина»,  индийский танец.

Как  человек  весёлый,  Файзи  Адгамович  создал  ряд  танцев,  брызжущих  юмором:
«Укротители» - об  укротителях  необъезженных  коней  и  лукавых  девушках,  укрощающих  этих  укротителей;  «Весенний  поток» - о жизни  татарской  деревни  начала  ХХ  века;  «Через улицу» - оригинальная  народная  игра.

Он  внёс  неоценимый  вклад  в  развитие  башкирской  народной  хореографии.   Созданные им танцы  вошли  в историю  Башкирии  живой  летописью.

В  группу  выдающихся  баянистов,  создававших  ощущение  праздника,  входили
Альфарит Султанов,
Николай Голов,
Владимир Масленников,
Юрий Осипов,
Ридик Фасхетдинов

И  первоклассные  кураисты:
Дильмухаметов И.,
Буляканов Р.,
Вахитов Я.,
Ишбердин А.,
Габитов Р.

Файзи Адгамович  написал  единственную  уникальную  в  своём  роде  книгу  «Башкирские  танцы» (Уфа,1958г.)
Собирал и систематизировал танцы, бытовавшие в народе.

Гаскаров  удостоен  республиканской  премии  им. Салавата  Юлаева  - 67 год, награждён орденом Знак  Почёта – 67 год,  Заслуженный  Деятель  Искусств  Башкирии.
Вспоминают  ветераны  ансамбля:
 
Мухамет  Идрисов, Народный  артист  России  и  Башкортостана  рассказывал, как  показал  Гаскарову  свой  любимый  танец  «Баик» из  самодеятельности,  на  отборе  Гаскаров  его слегка  подправил.
«Ансамбль  для  меня,  как  и  для  многих  моих  коллег,  стал  большой  школой,  ведь мы пришли  без  специального  образования».  Гаскаров  говорил: «Мухамет, танцуй  только так, как  танцуешь  сейчас, и  только под  курай». Более  60 лет я танцевал этот танец, но всегда  помнил  его  советы.

Талгат  Урманов,  заслуженный  артист  Республики  Башкортостан,  ветеран ансамбля: «Сила  нашего  ансамбля  в подлинной  фольклорности. Мы  все  были  из самодеятельности и брали самобытностью.  В танце «Три  брата» - три  этапа  жизни человека: от молодости  до старости показаны в неразрывном единстве. Тут и юношеская воинственность, удаль, молодечество,  и мужская степенность, сдержанная сила, и лукавая мудрость старика».

Мансур Тимергазеев:  «Хисбулла  Зубайдуллин,  Анвар  Фахрутдинов,  Рим  Бакиров, Закир  Исмагилов – это были  истинные  звёзды, каждый  из них  был индивидуальностью.
Гаскаров  умел  подбирать  солистов, чтоб  в  глазах  была  искра, душа пела.
Он  всегда  горел  в работе, всегда  был подтянут, уверен  в себе».

Эльза  Урманова, Заслуженная  артистка  РБ, ветеран ансамбля: «Он говорил, что темы для танцев  есть повсюду. Во время  гастролей  в Учалинском  районе  он был в одном  деревенском  доме. Его усадили за стол, разговорились о танце. Хозяйка с самоваром в руках  стала  приплясывать. Файзи  Адгамович тут же стал выстукивать ритм  ложкой по чашке. Он спросил: «А можешь  поставить самовар на голову?»  Женщина тут же поставила самовар на голову и стала плавно кружиться под дробь. Его восторгу не было конца. Так  родился  танец «Проказницы».
А «Танец с ведром» - это ведь  тоже сценка из народной жизни. Женщины  в башкирских  аулах  надевали  напёрстки на пальцы и  выстукивали  дробь, кто на  подносах, кто на вёдрах. Так и танцевали».

Равиля  Хазиева,  заслуженная  артистка  РФ, народная  артистка  РБ: «Гаскаров наказывал артистам  во  время  гастролей  наблюдать, как танцует деревенская  молодёжь,  и записывать  движения, манеру  ходить, бегать, даже  сидеть.
Дуэт «Дружба»  Файзи  Адгамович  поставил  для  меня и Х. Зубайдуллина, самого высокого и стройного нашего танцора. Смысл танца в том, что это не любовный дуэт, в нём  удивительная чистота дружбы юноши и девушки. В глазах – восхищение, радость юности, но и определённая  дистанция, целомудрие. С этим танцем  мы стали  лауреатами Всемирного фестиваля молодёжи  и  студентов в 1959 г.».

Газим  Шафиков,  писатель  и  друг  Гаскарова,  в  романе-воспоминании  «Прыжок  в  неведомое»,  рассказывает  о  выпускниках  Баш. Гос.университета,  которые,  кроме  любви к избранной  специальности,  наделены  гением  в  каких-то видах  искусства:

«Студентке филологического факультета  Лидии  Нагаевой  тоже понадобилось отдать учебе те же годы, чтобы потом податься в знаменитый ансамбль народного танца Файзи Гаскарова, который находился тогда на вершине славы. Нагаева в короткий срок стала солисткой прославленного коллектива и любимицей Файзи Адгамовича. Мне никогда не забыть, как прекрасно смотрелся танец «Дружба» в исполнении Лидии Нагаевой и неповторимого Хисбуллы Зубайдуллина. Позднее Лидия даже какое-то время руководила танцевальным коллективом, поставила несколько сочиненных ею самой танцев. Вот ей-то университетский диплом пришелся более чем кстати: по завершении карьеры в танцевальном коллективе она «ушла» в науку, стала кандидатом филологических наук»


Рашида Туйсина, заслуженная  артистка РФ и  народная артистка РБ, лауреат гос. премии им. С. Юлаева.:  «Идти к нему на репетицию мы должны были, подготовив какое-то движение, набросок танца.  И, если он  соглашался с тем, что придуманное  подходит твоему  внешнему  облику, а главное – внутреннему миру, это использовалось.  «Загиду»  я танцевала  в  самодеятельности.  Мой  первый  выход  на сцену  случился  в  Кремлёвском  Дворце  в  1961 году. Я  работала  в ансамбле  только год. «Загиду»  должна была  танцевать  другая  танцовщица.  Неожиданно  во время  концерта  Файзи  Адгамович  подбегает  ко мне  и приказывает: «Туйсина,  одевайся  на  «Загиду»,  готовься к  выходу!»  Я  стою ни жива, ни мертва. Надела  чужой  костюм (значительно  больше моего  размера), баянист Альфарит  Султанов  заиграл  вступление, я  вышла  на сцену. Как  могла, станцевала,  ушла  со сцены,  а за мной – тишина. Ну, думаю, это провал…И вдруг  слышу  шквал  аплодисментов, Файзи  Адгамович  буквально  выталкивает  меня на бис.
После  концерта  вижу – Гаскаров  идёт  ко мне  с охапкой цветов, говорит: «Туйсина, у меня  нет  привычки  дарить  своим  артистам  цветы, но ты заслужила»».

Во время  гастролей в Швеции одна  газета  писала: «В этом танце  первозданная  чистота. Хочется  съездить и посмотреть, что это за страна, в которой выросло такое  искусство».   
В  1968 г. на Всемирном  фестивале  молодёжи и студентов в Софии  Рашида Туйсина получила   Золотую  медаль.

Файзи  Адгамович  чётко  осознавал  своё  предназначение  в  искусстве  и  в  достижении  цели  был  бескомпромиссен.  По  словам  Яруллина,  народного  артиста  РБ  и заслуженного  артиста  РФ,  Гаскаров  добивался  выхода  из  состава  Филармонии,  создания  оркестра  для  ансамбля,  требовал  отдельного  помещения  для  своего  детища.
Эти  постоянные  требования  раздражали  чиновников  министерства  культуры  и  обкома  партии.  К  тому  же  Гаскаров  не  признавал  никаких  авторитетов.

ОН  был  в  расцвете  таланта,  славы,  ансамбль  его  гремел  по  Башкирии  и  России,  разъезжал  по  заграницам,  что  при  социализме  было  чрезвычайной  редкостью. А  власти  держали  этого  бунтаря  на  коротком  поводке.

Сам  он  выкладывался  на  работе,  такие  же  жестокие  требования  предъявлял  коллективу,  зачастую  был  несдержан.

Из  воспоминаний  дочери  Гаскарова:
«Да,  у  него  был  очень непростой  характер,  в  творческих  делах  он  был  принципиален, несгибаем,  мог  быть  даже  резок,  но  со  мной  и  моим  братом  он  был  очень  мягок.   Он  сделал  себя  сам.  Мама  в  молодости  тоже  танцевала, но после  рождения  моего  брата  прекратила  работу - отцу  хотелось полноценного  дома.  Он  трепетно  относился  к  родителям  мамы,  потому  что своей семьи  не  имел».

Когда   Микеланжело  Буанаротти  творил  своего  Давида,  он  терял  понятие  времени  и  работал  до  изнеможения,  пока  держался  на  ногах,  и  валился   на  кровать  в  обуви  и  одежде,  покрытой  мраморной  пылью.  Такие  гении,  одержимые  своей  идеей,  шли  к  цели,  сметая  все  преграды  на  пути.

Гаскаров  поставил  перед  собой  такую  неподъёмную  простому  смертному  задачу,  что  приходилось  добиваться  её  выполнения  самыми  жёсткими  средствами. Не  мог  он  везти  коллектив  зарубеж,  не  будучи  в  нём  на  100 %  уверенным. Танец  должен  был  выглядеть  прекрасным,  лёгким,  завораживающим  зрителя.  А  каким  тяжёлым  трудом  это  давалось,  зритель  и  не  должен  знать.

Эти  чудовищные  нагрузки  были,  конечно,  не  всем  членам  коллектива  по  силам.
Часть  недовольных  жаловалась,  что  было  на  руку  властям,  и  Файзи  Адгамовича  уволили  в  1969  году.  Это  была  катастрофа  для  мастера. 

Но  нашёлся  замечательный  человек – директор  совхоза  в  Учалинском  районе – Адгам  Ганиевич  Шарафутдинов,  пригласивший  Файзи  Адгамовича  к  себе. Гаскаров  организовал из  сельской  молодёжи танцевальный  коллектив,  который  легко  побеждал  на  престижных  конкурсах  и  фестивалях.  Директор  поплатился  своей  работой  за  смелость,  его  перевели  на  другое  место  работы.

Гаскаров  уехал  в  Уфу  в  надежде,  что  ему  вернут  ансамбль.  Но  этого  не  случилось,  и  он  снова,  теперь  в  Абзелилово,   поднимает  танцевальный  коллектив, которому  по  силам  конкурсы  и  правительственные  концерты.

При  следующем  возвращении  в Уфу  ему  позволили  работать  по  договорам  во  Дворцах  культуры  и  во  Дворце  спорта.  К  любимому  детищу  его  не  допускали.

Конечно,  переживания  не  прошли  даром.  Таяли  силы,  терялось  зрение,  наступила  слепота.  Прямо,  как  по  Габдулле  Тукаю:  Кончились  силы,
                                                                             Сломался  меч…

Борис  Торик   пишет:  «Великий  человек,  перед  которым  робели  и  трепетали,  имел  чувствительное  сердце  и  умер  в  глубоком  одиночестве.  Он  был  личностью, - созидающей,  незаменимой,  способной  раствориться  в  своём  народе.  Имя  его  уже  никогда  не  сотрётся  из  народной  памяти, - история  об  этом  позаботилась».

18 июня 1984  года  Файзи  Адгамовича  не  стало. Похоронен  он  в Уфе.

 В 1988 году  ансамблю  присвоено  имя  Гаскарова.

Ансамбль – лауреат  4, 5, 7, 11 Всемирных фестивалей молодёжи и студентов,  Всесоюзных  и  международных  конкурсов,  лауреат  Государственной премии Республики  Башкортостан  им.  Салавата Юлаева.

Это  второй  после  ансамбля  Моисеева  ансамбль,  исполняющий  большое  количество  оригинальных  танцев  народов  мира.

19 декабря 1996 года Ансамбль  был  удостоен  высокого  звания  «Академический».

170  танцоров  прошло  через  Ансамбль.

В  2009 году  в Уфе  создан  музей  Ансамбля  имени  Файзи  Гаскарова.
Заведующая  музеем  Елена  Александровна  Гизатуллина,  человек  интересный  и  влюблённый  в  своё  дело,  говорит,  что  работа  над  музейным   проектом   шла  три  года.  За  это  время  создана  картотека  со  сведениями  обо  всех  артистах  ансамбля,  его  сотрудниках. Собран  и  представлен  богатый  материал:  фотографии,  рисунки,  книги,  вырезки  из  газет.  Когда  я  осматривала   экспонаты  музея,  как-то  сразу  подкралась  мысль - хорошо бы  ещё  представить  тут  хотя  бы  часть  подарков,  полученных  когда-то  ансамблем.

Реализованы  интересные  идеи  в  оформлении  зала  музея.  Поражает  оригинальностью  многоярусная  люстра,  собранная  из  прозрачных  медалек  с  именами  солистов  ансамбля. За  стеклом  на  вращающейся  платформе  установлена  композиция -  девушка  исполняет  танец  «Загида», а  кураист  ей  аккомпанирует.

А. А.  Докучаева  пишет:
«В  музее есть  статья  из газеты «Ленинец», где Зиларе Аюповой посвящены самые восхищенные слова: «Веселая улыбка, счастливый блеск глаз, вся ее сильная красивая фигура дышит счастьем и молодостью…». Зилара Гайсиновна улыбается: «Да, было, было...» А потом неожиданно признается: «Знаете, что не дает мне покоя по сей день, что мучит мою совесть поздним раскаянием? В тот далекий день, когда пришли высокие начальники снимать Файзи Гаскарова и все мы  подавленно молчали, почему я не встала и не защитила его от неправедных слов?».

В год своего 70 – ти летия,  в 2010 г., прославленный ансамбль представил в Москве красочную программу «Танцы народов мира»

Сегодня  в  творческом  багаже  Ансамбля  более  150  лучших образцов танцевального искусства народов России и мира.  Коллектив выступал  в  более,  чем  50  странах.  Это  Вьетнам, Индия,  Пакистан, Марокко, США, Канада, Франция,  Испания, Австрия, Бельгия, Коста-Рика, Гватемала, Никарагуа и другие.

Новые  таланты  несут  в  мир  красоту  и  богатство  народного  искусства,  делая  счастливыми  зрителей,  которым  повезло  встретиться  с  этим  замечательным  коллективом.   

Живёт  и  развивается  дело,  которому  Файзи  Адгамович  Гаскаров  отдал  всю  свою  жизнь.


PS:   
Незабываемые  концерты  ансамбля  я  посещала  в  60-е,  начале  70-х  годов  и  то,  что  вспомнила,  описала.

2012 год.
 
PS:  Лада  Пихта – литературный  псевдоним  автора,  Аглиевой  Луизы  Хусаиновны.
 
О  себе:
 
Я  математик,  окончила  БГУ  в 1962 году.  2  года  работала  в  школе. Потом  программистом.